пятница, 24 марта 2017 г.

Свет небес высоких

Арт-галерея «7:31»
8.02 – 15.03. 2017



«Свет небес высоких»
О выставке живописи и графики Илюса Хасанова «Благодарение»


     «Художник должен быть восхищенным, без восхищения нет искусства». Эти слова произнесены Илюсом Хасановичем Хасановым во время погрузки картин, что называется, всуе. В суете, но о сути: о главном в жизни и творчестве. Благодарное отношение к миру сочетается у этого человека с даром созидания. Показательна реакция людей, знающих художника, на имя: все начинают улыбаться, потом радоваться новой встрече с картинами. Первые зрители открывшейся в арт-галерее выставки Илюса Хасанова во мнении были единодушны: много хорошего было, но эта, 27 экспозиция, самая душевная. И название у нее как подарок от сердца – «Благодарение».
     40 работ художника, главным образом пейзажи, воспринимаются как одно панорамно-мозаичное панно. Можно прибавлять, убавлять количество работ, менять их местами, суть не меняется. Во-первых, потому что она, суть, есть; во-вторых, потому что все произведения объединяет одна тема – тема любви, одно состояние - состояние благоговения.
Природная мудрость художника от кровной связи с родиной. Выходец из башкирской глубинки, он рано почувствовал свое предназначение. Хотя трудная жизнь в послевоенной деревне, кажется, не давала возможностей для творчества, в сельской школе была устроена первая выставка будущего художника. Она состояла из одной картины. Всего из одной, потому что больше картин не было. Во время службы на флоте произошла судьбоносная встреча. Сослуживец Илюса Хасанова собирался поступать в художественный институт. Первые и очень важные профессиональные уроки преподаны им: если хочешь творить, надо постоянно работать. Из армии Илюс Хасанов отправил домой две посылки с этюдами. Но начало профессионального пути было подобно запрыгиванию в последний вагон уходящего поезда. Только на тридцатом году жизни Илюс Хасанов стал студентом художественного училища. Еще год, и возрастной барьер не позволил бы учиться.
     И снова о родине…В лихие 90-е, как шутили друзья, «Родина» помогла художнику. Может быть, она стала источником вдохновения? Или он дождался на родине признания? И да, и нет. Как и многие в то время, Илюс Хасанов оказался на грани выживания. Чтобы заработать на хлеб насущный, вместе с несколькими товарищами по цеху он начал рисовать около кинотеатра «Родина» портреты. В уличном потоке его творчество оказалось востребованным. Тяжелая поденщина имела свои положительные стороны. Благодаря мгновенным портретным сеансам, художник «набил руку». Точность, скорость, легкая стремительность письма стала отличительной чертой его стиля.
     Сейчас без Илюса Хасанова культурное пространство города представить невозможно. Член Союза художников РФ, участник и автор многочисленных выставок, он имеет и неформальное признание. Картины Илюса Хасанова иногда крадут. А в 1999 году едва ли не все его работы, включая студенческие, купил и вывез за границу представитель аукциона «Сотбис». Судьба украденного и вывезенного неизвестна. Но характер творчества художника вселяет уверенность: его картины радуют кого-то, в заточении и забвении они не могут находиться. Секрет их жизнеспособности, возможно, в особой природе света на картинах.
    
Сияние, прозрачность, закатно-рассветные переходы характерны для пейзажей художника. Кажется, создать такие эффекты можно только акварелью или пастелью. А у художника поразительную пластику приобретает гуашь. В материале скорее плакатном, нежели живописном, Илюс Хасанов открывает акварельную легкость и графическую стремительность. Вместо традиционной монотонности гуаши – цветовые переливы и перезвоны. Материал диктует ритм. Гуашь быстро сохнет и требует от художника скорости и точности. Цветовые аккорды соединяются в блистательный экспромт, сюжет которого составляет продленное мгновение. Кажется, каждое произведение создано в коротком и стремительном порыве. Но, оказывается, многие картины пишутся годами. Их легкость видимая, тут свои «тысячи тонн» переработанной руды.
     Всматриваешься в изображение с близкого расстояния и улавливаешь связь с картинами импрессионистов: движение жизни передано при помощи объемного, быстрого мазка. Надо чуть отдалиться от полотна, чтобы почувствовать воздух, звуки, ароматы, настроения. Когда-то стихотворения Фета уподобили восхищенному вздоху и назвали поэта предтечей импрессионизма. Лирическая живопись Илюса Хасанова с поэзией Фета очень созвучна. На одном дыхании произнесено:

Чудная картина,
Как ты мне родна:
Белая равнина,
Полная луна,

Свет небес высоких
И пушистый снег,
И саней далеких
Одинокий бег.

     Любой пейзаж художника, как в стихотворении поэта, перерастает пределы рамы. Вдруг разворачивается перед глазами не картина, а материя жизни - с гомоном птиц, живым шуршанием листьев, квохтаньем кур, дуновениями ветра, скрипом снега, ароматами цветов, тихим светом в окнах. Смотришь и думаешь: все знакомо, видено тысячи раз. Но вот так пронзительно, красиво и душевно воспринято впервые. Детально проработанный сюжет у художника обнаруживает мощное подводное течение, сила которого в твоем сердечном движении навстречу красоте и свету. Когда-то Иван Бунин об этой сверхзадаче искусства сказал так:

Нет, не пейзаж влечет меня,
Не краски жадный взор подметит,
А то, что в этих красках светит
Любовь и Радость бытия.

     Красота благодарения и благоговения светит и в красках художника. Пейзажи мастера естественно включают тебя в сердечный разговор, рождают неожиданные ассоциации. Они перекликаются с тем, что за пределами реального времени художника. Вот впечатление, как у Клода Моне. Вот осень, как у Левитана. Вот есенинская «дремлет взрытая дорога». Вот теплота поленовского «Московского дворика». Вот пушкинские «мороз и солнце». Вот мелодии «Времен года» Вивальди. Вот невероятное лунное сияние Куинджи. Вот знакомые реалии жизни: дороги, церковки, рощицы, сады, домишки…При этом художник никому не подражает, никого не иллюстрирует и прямо не цитирует. Просто соединяет в своем опыте разные культурные традиции с живым движением жизни и приобщает нас к сокровенному моменту, когда «кончается искусство, и дышат почва и судьба». Парадоксально, но картины, постоянно перекликающиеся с дорогими словами, мелодиями, впечатлениями, по-доброму молчаливы. Они располагают к благостному одиночеству, создают атмосферу уединения и живого ощущения того, о чем не поминается всуе.

Такая тишина была,
Что в ней был слышен голос бога.

     Это бунинское творческое откровение и ощущение нечаянно рождающейся истины присуще художнику.
     Говорят, нет благодарности – нет благодати. Чувством признательности дороге, воздуху, цветам, детям, деревьям, светящимся окнам и небесам дышат картины Илюса Хасанова. Хочется верить, что за все прекрасное и светлое мастеру воздастся сторицей - добром, счастьем, вдохновением, благодатью.

***

     Теплые впечатления оставляют встречи с художником. Многие зрители говорят о них как о значительном событии жизни. Шутка ли, повидаться с большим мастером, к тому же абсолютно счастливым человеком! Во время одной из встреч Илюс Хасанович поделился сокровенным переживанием.
     - Когда начинается новый день… 
     Тут он приостановился, а слушатели достроили фразу: «Чувствую себя счастливым», «Говорю спасибо жизни». Но Илюс Хасанович тихо произнес:
     - Я боюсь.
     И голос дрогнул, и узловатые руки стали неловкими.
     - Боюсь, что Бог лишит меня таланта, что уже не достигну прежних высот. Мне страшно, что не будет сил рисовать.
     Художник милостью Божьей, к счастью, продолжает неустанно трудиться. Благодарного благодать не обходит, и в красках Мастера снова и снова растворяется «свет небес высоких».

Елена Баталова