воскресенье, 23 декабря 2018 г.

Школа юного филолога (четвертый сезон)

Дорогие друзья! 

Приглашаем учащихся 9-11 классов на занятия Школы юного филолога.
В этом учебном году он посвящен современному литературному потоку.
Программа включает в себя три модуля: поэтика отечественной прозы, русская лирика начала XXI века, "большая проза" в контексте истории и культуры.
С содержанием программы можно ознакомиться здесь.



пятница, 21 декабря 2018 г.

О выставке живописи Тимура Хужина «Приют механика»

Арт-галерея «7:31»
Своя игра
О выставке живописи Тимура Хужина «Приют механика»


Явление картин челябинского художника Тимура Хужина всегда  эффектное, шумное и праздничное. Они решительно входят в серые будни, стремительно расцвечивают  пространство и наполняют  любое место бурной энергией.  Не приспосабливаясь к вкусам, месту и времени действия,  они сразу же окунают  зрителя в головокружительный, бушующий водоворот  фантастических образов, создают поле высокого напряжения   и диктуют правила своей игры.
Эстетической  экспансией это не назовешь. Парадоксально, но при бурной экспрессивности образов, картины органично вписываются  в самые разные диалоговые пространства. Наряду с традиционными выставочными  залами, они смело осваивают территории, прямо для картин не предназначенные, — молодежные клубы, торгово-развлекательные комплексы. Гипотетически они могут существовать, например, в  зданиях аэропортов, вокзалов, на станциях метро, легко представить их как часть дизайна современного предприятия, конгресс-холла, туристического агентства. В этом смысле у них большое будущее.
Реальная и возможная среда существования картин обнаруживает черты новаторского стиля художника. Создаваемые им образы динамичны, парадоксальны и зрелищны. Свойственная лучшим образцам современного рекламного искусства  установка на моментальный контакт со зрителем здесь определенно присутствует. При этом  художник  создает в пространстве картин  широкое ассоциативное поле.  Отсылки к разным явлениям культуры, обращение к классическим традициям в сочетании с  новизной делает картины Хужина подобными интертексту.
Как профессионал Тимур является ровесником такого глобального сегодня эстетического явления, как компьютерная мультипликация.  Выпускники Челябинского Художественного училища 1999 г., получившие  на отделении дизайна  специальность «художник-аниматор», были первыми в стране профессиональными мультипликаторами, работающими на компьютерах. Стиль художника сложился  благодаря учителям. В художественном училище мастерами-наставниками  Тимура были преподаватели  Василий Федоров  и Зайнулла  Латфуллин. Это они определили вектор постоянного творческого развития художника - от  освоения  мастерства к поиску своего пути и обретению уникального стиля.
Выставка под названием «Приют механика» в Арт-галерее «7:31», подобно симфонии, началась с увертюры. За месяц до основной экспозиции 8 картин художника  были представлены как часть  театрального действа. Режиссер экспериментальной студии «Метро» Томаз Гачечиладзе   сделал их фоном-декорацией камерного моноспектакля  о любви. Воспринятые вначале просто как антураж жизни героини-неудачницы, они создали  высокую, напряженную  мелодию человеческой  судьбы  и стали сердцевиной исповедального монолога.  И это была одна сторона творчества художника – лирико-философская.
С другой стороны раскрылись картины  в рамках  развернутой   в Арт-галерее «7:31» экспозиции,  где были представлены 25  работ художника.   
Лейтмотив  экспозиции задают работы, объединенные в цикл под названием «Приют механика».  Художник создает образ искусственного, сделанного  мира. В нем все  состоит из механических деталей. Первые впечатления у многих  зрителей связаны с устоявшимися стереотипами. Образы - «механизмоиды» обычно воспринимаются как знак антигуманного техногенного мира. Природное и техническое начала в сознании современного человека составляют, как правило, враждебную оппозицию.  На этой оппозиции и на идее эскапизма зиждется  жанр антиутопии, получивший распространение в эпоху НТР.
Надо всмотреться в картину, давшую название циклу, - «Приют механика». Ни одного чисто природного образа! Только искусственные механические подобия! Провода-шланги и конвейерные ленты как водные потоки. Плывущие над сказочным домиком облака не совсем облака, это искусно свернутые металлические листы с аккуратной клепкой. Полыхающее на горизонте солнце не совсем солнце, это светящийся диск, ограниченный металлическим обручем с винтами и гайками.  И все в динамике. Наивный  Вечный двигатель в действии!  
Первым толчком к разрушению стереотипа становятся слова в названии. Приют – место, где уютно. А кому? Творцу  этого мира. При этом конкретного образа создателя бурно и безупречно работающих механизмов  нет ни на одной картине цикла.  Но он явлен определенно в деянии, творении, движении.  Так в  подтексте разворачивается сюжет, центром которой является Личность.
Эффект картин из цикла подобен блистательному эквилибру. Точка опоры, основание мира  здесь, вопреки ожидаемому, совсем иное.  Технический прогресс ведет не к уничтожению жизни, а к ее процветанию.  Картины цикла разворачивают позитивное утопическое  пространство, где все светло и прекрасно. Слово «утопия» буквально переводится как место, которого нет. Создателей утопий всегда вдохновляла вера в возможность осуществления идеала, пусть в далеком будущем. Мир художника зиждется на чистой фантазии и гипотезе. А что было бы, если бы электричество не изобрели, а прогресс шел по пути совершенствования механического парового двигателя? Своя игра в парадоксальном соединении: художник моделирует будущее из прошлого  и создает ретрофутуристический мир.  
Поразительна зрительская реакция. Те, кому за 40, очевидное в стиле художника не видят. Но фантастические образы художника сразу же принимаются  и узнаются зрителями юными и неискушенными. Сюжеты картин легко включаются в игровой культурный контекст современного подростка. Прежде всего, они вызывают ассоциации, связанные с фильмами  японского мультипликатора Хаяо Миядзаки. В картинах  дети сразу же  считывают черты стимпанка - направления, популярного в молодежной среде. Оно возникло  как ответ на киберпанк, суть которого в  мрачном предсказании будущего: созданный электроникой  искусственный интеллект  поглотит естественного человека.  Механистичность в стимпанке имеет другую природу. 20 век как эпоха техногенных катастроф как будто исключен из потока времени.
В Солнечном городе художника своя игра, здесь конструируются  дивные ретродвигатели.
В таинственные глубины погружается батискаф в духе жюльверновского «Наутилуса».  В бурном беге по рельсам пыхтят паром и свистят похожие на мощных быков или жуков паровозики.  
Замирают в трепетном движении  живые механизмоиды - стрекоза и божья коровка. Дивные создания и все, что их окружает, собраны из мельчайших, искусно соединенных механических деталей. Всё, даже капельки и былинки, сделанное. 
Виртуозные манипуляции механика подобны действиям Левши с блохой.  Но «делание» чуда не единичный акт,  а способ существования, принцип жизни.
В контексте образов художника особый смысл обретает выражение «Deus ex machina»   В античном театре при помощи специальных механизмов в развязке спектакля появлялся бог из машины и разрешал все проблемы героев.  Образ создателя на картинах цикла отсутствует, но есть акт и результат  творения.
«Приют механика» как месседж. «Весь мир погибнет, если я остановлюсь», - сказал когда-то Наполеон, вынашивающий план покорения мира. В контексте творчества художника афоризм обретают иной смысл. Он явно выражен в картине-притче «Засуха». Человек может превратить мир в безжизненную пустыню, если остановится, перестанет приводить в движение свой мир и отречется  от дела рук своих.
Философия художника открывается в  картинах с орнаментально-декоративной доминантой.  Пластичные, текучие образы сотканы из узоров. Орнамент у художника не элемент декора, а способ существования материи. Он мифологичен и апеллирует к древним этнокультурам и  архетипам. Образы становятся выразителями неких общих принципов, они наделяются способностью концентрировать и генерировать время. Орнамент у художника статичен и динамичен одновременно. Он как будто пронзает ткань времен, вносит в пространство картин смыслы и символы ушедших эпох и создает  современный динамичный ритм.
К тихой созерцательности картины Тимура Хужина не располагают. В них все через край. В синестезии художника акриловый фейерверк цвета, порывы ветра, запах свежеструганного дерева, парусины, машинного масла… И мощная звуковая волна.  В низвергающемся потоке – скрежет металла, шум двигателей, гудки паровозов, тиканье часов, звонок телефона и даже звук прорастания цветка.   
Здесь своя игра.  Как грандиозное игровое поле воспринимается пространство картины «Путь».  Мастер, высекающий мелодию из камня, железа, дерева как будто за кадром. Куда –то ввысь ведет проложенный им путь. Из орнаментальной материи вырастают ступени – клавиши. Гигантская клавиатура –  поле высочайшего напряжения.  Это не то место, где можно бездумно и неумело барабанить по клавишам или упражняться, отыгрывая скучные гаммы.   Пространство как будто  втягивает в себя энергию извне и диктует правила игры, придуманные Мастером.  Каждый шаг на игровом поле рождает образ аккорда грядущей музыки.     
«Что наша жизнь? Игра».  Часто мы повторяем эти слова пушкинского героя, говоря о случайности успеха и незначительности роли усилий самого человека при достижении цели. Картины художника Тимура Хужина – пространный монолог на эту вечную тему со своей смысловой доминантой. В свободной игре с культурными смыслами, в доверии к собственному творческому импульсу, в утверждении созидательного движения и непрерывного «делания» как принципа жизни  и  рождается  образ особого пути художника Тимура Хужина.
Елена Баталова, руководитель Арт-галереи «7:31»