пятница, 23 сентября 2016 г.

Выставка художника-мозаичиста Татьяны Сусь



Искусство сопряжения


О выставке художника – мозаичиста Татьяны Сусь

«Корни неба»



     Мозаика в нашем сознании связана с детской игрой, малыши преобразуют слово в пушисто-ушастое «мозайка». Мы знаем, что есть строительная специальность плиточник – мозаичник. Художники, творящие искусство мозаики, нынче редкость, и называются они непривычным для слуха словом мозаичисты. Конечно, в связи с выставкой Татьяны Сусь надо посмотреть работы современных мастеров. Просто необходимо вспомнить выполненные по эскизам Васнецова дивные иконы храма Спаса на Крови. Не может не поразить филигранность мозаичных полотен, их сходство с живописными произведениями. Кстати, с живописью они как бы соперничают, или точнее признают свою вторичность. Посмотрите, будто говорят они, другими средствами мы достигаем живописного эффекта.
     Природа мозаичных полотен художника Татьяны Сусь иная. Понимание сути этой редкой сегодня техники дает открывшаяся в стенах лицея выставка «Корни неба». Красивое название заимствовано. Оно отсылает нас к роману французского писателя Ромена Гари и, конечно, к мифу о древе жизни. Родилось оно у художника не от недостатка фантазии. Современная культура – огромный интертекст, и любой артефакт приобретает значение только во взаимодействии с традицией. Для мастера это аксиома. Поэтому так прихотливо ткется материя диалога вокруг каждой картины художника.      Мозаики Татьяны Сусь с живописью в перепрятки не играют. Они, с точки зрения техники, абсолютно самодостаточны и ассоциируются с чем-то древним, тяжеловесным, идущим от земли – возведением стен, лепкой из глины, литьем из бронзы, тесанием камня. Для своего исполнения они требуют огромных затрат - физических и духовных. Поэтому вызывает удивление, откуда столько сил в тонкой, на лозу похожей женщине?      Начнем смотреть. Вот скромные по колориту, небольшие по формату мозаики с обыкновенными названиями – «Лошадка», «Фазан», «Львица». Что-то подобное, кажется, сто раз видели в учебниках по истории древнего мира. Узнавание важно. Художница искусно воссоздает древнюю, как мир, технику складывания из серо-коричневых камешков и кусочков стекла. Такие изображения легко представить на старых стенах, вазах. Они как фрагменты ушедшего мира, в котором бытовое и бытийное не разделялось. Благодаря этим простым работам приходит ощущение особого мозаичного ритма. Безупречная геометрия изображений начинает выстраиваться около найденной точки опоры. Квадратики камня и стекла соединяются в линии и образуют расходящиеся круги. Получается космос. 

     Когда разместили мозаику «Деревья», удивились эффекту. При не музейном освещении откуда ни посмотри – красиво, какие-то новые грани открываются. Дивишься как новогодней елке. Это чудо техники. Как говорит Татьяна, тайной такого воздействия мозаики владели создатели мечетей. Образ мира собирался из дробящихся фрагментов. Каждый микрофрагмент зеркалит: многократно отражает свет, людской поток, образ частного человека. Красота разлита в мире, она вливается в тебя, и ты, впитывающий этот свет, одновременно его источник. Похоже на формулу счастья.
     Одна из загадок картин художницы связана с масштабом изображений. Здесь все вопреки стандартным представлениям о мире. На самом большом мозаичном полотне – стрекозы, на самом маленьком – лошадка. Рассматривание мира в многократном увеличении или уменьшении создает ощущение того самого расстояния, на котором видится большое, то есть красивое, важное, существенное. Иерархии здесь нет. Крылышко стрекозы едва ли не совершенней крыла гигантского современного лайнера.

     Мозаика искусство монументальное, но при этом теплое. Мозаика при свойственной ей архитектурной тяжеловесности похожа на гобелен, вышитый рушничок, цветную рукавичку. Она просто требует тактильных ощущений! Камешки, стеклышки, бусины, бисер нужно потрогать, погладить, почувствовать пальцами…Благо, Татьяна разрешает, запрещающего красного каната перед мозаиками нет.
      Портреты ждут другого прикосновения – душевного. Татьяна так выстроила экспозицию, что мозаики встали по левую руку, а живописные полотна – по правую, как раз напротив друг друга. Сочетание неожиданное.
Понятно, живописные полотна открывают другие грани таланта и т.п. Но о главном: для портретов характерно невероятное внутреннее напряжение. Оно касается
не столько состояния изображенного человека, сколько высокой энергии, которую одна личность (портретируемого) излучает, а другая личность (художника) улавливает. Портреты имеют две взаимоисключающие на первый взгляд особенности - монументальность и импрессионистичность. Бьющая через край энергия духовного движения воспринимается как фундаментальная, незыблемая основа Личности. Не в этом ли секрет выбора Лиц – Ликов? Сергей Параджанов, Олег Каравайчук, Даниил и Алла Андреевы - имена, определяющие содержание и направление потока культуры 20 века.
Снова срабатывает эффект многократного увеличения. Портрет как будто вырастает из светящегося микрофрагмента мозаичного древа жизни и являет уже свой макромир - вселенную. С этим связано первое ощущение портретов: они довлеют. Рядом находиться поначалу неловко, как лилипуту рядом с великанами. Уж потом начинаешь двигаться по расходящимся от имен-знаков тропкам, идешь к вершинам и возвращаешься к себе.
     Каждая работа Татьяны Сусь внутренне конфликтна, соседство произведений разных по жанру и технике тоже источник конфликта. Но не противоречие ли, столкновение противоположностей причина и движущая сила жизненного потока?
     Среди работ, представленных на выставке, есть картины, имеющие особую миссию, условно говоря, объединяющую, миротворческую: «Мурано», «Композиция», «Лунная дорожка». «Беспредметные» по содержанию, они как будто сшивают пространство, уравновешивают его, снимают противоречия. Их мелодии созвучны, ритм создают повторяющиеся детали орнаментального характера. Они располагают к созерцанию и дарят ощущение благородной ткани (парчи, бархата, царственного пурпура) ни много ни мало как материи жизни.
     Когда-то устами своего любимого героя Пьера Лев Толстой советовал: «Сопрягать надо». То есть соединять, принимать, видеть одно через другое. Художник Татьяна Сусь даром сопряжения, собирания мира из фрагментов наделена щедро. Одно из событий культурной жизни города – тому подтверждение. Развернутый в залах Краеведческого музея проект «Дебаркадер», связанный с продвижением творчества современных художников, - это тоже своего рода мозаика. Среди ее создателей – мастер-мозаичист Татьяна Сусь.









вторник, 13 сентября 2016 г.

Александру Семеновичу Кушнеру - 80 лет!

   








       14 сентября – праздник! В этот день родился Поэт.
       Александру Семеновичу Кушнеру - 80 лет.
       Знаменательный факт биографии А. Кушнера: он  главный редактор Библиотеки поэта. Ведомый безупречным чувством Слова, он не только услышал голоса великих своих предшественников и современников, но и создал в нашей культуре собственную  поэтическую библиотеку.  Она огромна, и, может быть, главное ее значение заключается в том, что благодаря Кушнеру  у нас создалось  представление о поэтическом эталоне.
       О чем думает Мэтр в год своего славного юбилея? Конечно, он в праве посетовать на общую бездуховность.

Искусство выдохлось – и это знак беды.

Смотри: поэзия уже ушла в кусты,
И проза высохла, и живопись упала.
И разве музыкой назвать решишься ты
Те завыванья? Мы на краю провала.
Над гиблой пропастью. Всему пришел конец.

       Переведем дыхание. Надо дать чуду свершиться. Стихотворение заканчивается так:

Но вдруг подумаю, что спит в гнезде птенец,
А в будущем году его услышим пенье.
И мальчик, выплюнув постылый леденец,
Напишет первое свое стихотворенье.

С днем Рождения, дорогой Александр Семенович!  Спасибо Вам за чудо дарения веры, надежды и любви!

P.S.  Предлагаем нашим Читателям посмотреть запись выступления Александра Семеновича Кушнера "Рай - это место, где Пушкин читает Толстого" перед учениками ФМЛ №31 г. Челябинска (17 октября 2014 года).