среда, 3 июня 2015 г.

Литературная гостиная

Уроки в седьмом кабинете: место и время встречи

(история в словах и фотографиях)


Здравствуйте, дорогие посетители нашего блога!
Сегодня, когда учебные занятия остались у весны, а впереди нас ждет лето, мы решили рассказать Вам о нашем уникальном кабинете - Литературной гостиной.

А расскажут Вам о ней наши ученики.




Константин Андронов
     Здесь получаем знания, обсуждаем важные темы, поднимаем  актуальные проблемы. Всё смешивалось: формальное сочинение по русскому языку, идеи Достоевского, образ Обломова, повторение орфографии.  Но не это самое дорогое. Важнее внутреннее ощущение полноты жизни, которое проявляется в поисках истины. 




Лена Коннова
     Он живой и светится. Окна – глаза. Камин – сердце. Здесь происходят события, выбивающиеся из привычного учебного ритма.
     Если встреча, то, конечно, в седьмом кабинете. Эти встречи всегда очень душевные. Все собираются в гостиной, мостятся на лавочках, диванчиках, становится тесно, но в этом свое очарование: гость тоже просто находится среди нас. Такой теплой, сердечной была встреча с Натальей Дмитриевной Солженицыной.
     Кажется, седьмой кабинет – это хранилище прекрасного нашей школы. Каждая выставка дает чувство нового течения жизни. Здесь гостеприимные стены. Они копят энергию хороших встреч.




Влад Ломовкин
     Особо удручает температура в кабинете. Самый холодный во всей школе даже с включенными обогревателями!
     Единственное, что греет этот кабинет – душу.
     Тепло  стало от выставки гобеленов Натальи Гашевой «Рисующая нить» и от выставки картин Анастасии Полыняк «Солнышки на зиму».
     Особенное состояние у кабинета, когда очередная выставка уезжает. Тогда седьмой становится пустым, покинутым. Грусть прощания смягчает ожидание новых встреч. 




     Обычный школьный день. Уроки по расписанию в литературной гостиной. И что я вижу, зайдя в кабинет? Толпа народу. Яблоку негде упасть. Оказывается, у нас сегодня новый гость – известный артист Александр Филиппенко. Пробираюсь на свое законное место, а оно – бац! – занято! Набежали захудалые студенты из университета и уселись на почетные места. И теперь из-за них я должен сидеть не в партере, а ютиться в каких-то закоулках.
      Представление началось. Артист с ходу взял быка за рога, то есть нас: много читал по памяти, шутил с аудиторией, рассказывал про свою молодость, которая пришлась на хрущевскую оттепель. Меня больше всего поразило, что он был студентом Физтеха – наш человек!   Я знал, что физтеховская команда всегда выигрывала в КВН, а теперь понял почему. Потому что в команде был  Филиппенко. Чего стоит только прочитанный им «Один стенд, который построил студент…» Это же целый спектакль! Не надо было никакого реквизита – вся конструкция мгновенно возникала из взмахов рук, поворота головы, поднятых и опущенных плеч, меняющейся походки. Не артист – а Эйфелева башня!
     Потом пошли серьезные стихи – Левитанский, Кушнер. Знакомые имена. С поэтом Кушнером подружился еще осенью, слушал его  в этой самой гостиной. Но по-настоящему понял, наверное, только благодаря Александру Георгиевичу. Не буду углубляться в описание  действия, происходившего во втором отделении. Мои одноклассники сделают это лучше меня. В общем, чтобы получить удовольствие от общения с большим артистом, надо пойти к нему на концерт, что я и посоветую всем. 
Колчинский Яков, 8 класс


     Вчера я познакомилась с великим артистом – Александром Георгиевичем Филиппенко. Как могло такое произойти, что в лицей пришел сам Филиппенко! Когда об этом нам сообщили, не могла поверить. В зале собрались мои ровесники, и ребята постарше, и студенты. Тишина. Гостя представили –  действие началось. Зазвучали знакомые строки «Вот приходит замысел рисунка,// Поединок сердца и рассудка» Юрия Левитанского, после чего последовал рассказ о самом интересном, на мой взгляд, периоде истории – хрущевской оттепели. Физтех, КВН, фестиваль молодежи и студентов, джаз, стиляги – и все через тексты-тексты-тексты. Километры текстов. Их было так много, что вместить человеческая память просто не в силе. Но не для Филиппенко.  Он один, как весь Большой театр! Со всей балетной и оперной труппой. Во время чтения Александр Георгиевич преображался. Интонация, жесты, мимика – все менялось. Он становился  моложе, иногда казался нашим ровесником, так запросто общался с нами. Он не выискивал специальные слова для школьной публики, не задумывался, что бы еще такое сказать, чтобы ей понравиться.  Импровизировал, смеялся, огорчался, переживал, задавал вопросы. Это был настоящий спектакль!  Когда   читал Зощенко, зал умирал от смеха, когда Солженицына – замирал в тишине, Гоголя – грустил. 
     Счастье видеть такого человека, большого артиста,  находиться рядом с ним.
Томилова Маша, 8 класс


     Начну с того, что я совсем не ожидал приезда А. Г. Филиппенко в  лицей. Народные артисты, думал я, выступают только в театрах. Наш лицей, хоть и известный, но все же учебное заведение, а не концертный зал. А тут на тебе – явление   самого Филиппенко лицейскому народу! Да еще в середине недели.  Да еще на уроке литературы. Круто! Вот это был настоящий праздник – два академических часа пролетели в одно мгновение. Что мне запомнилось?
      На первом уроке он рассказал о своей молодости, о поколении «шестидесятников». Говорил о зарождавшемся тогда КВН, фестивале молодежи и студентов, о джазе. Читал стихи Левитанского, Евтушенко, Кушнера и, казалось, сливался с авторами, оживляя образ поэта. Была затронута тема протеста. Тогдашняя власть боялась свободолюбивой поэзии, джазовых импровизаций, не выносила даже духа свободы. Хорошо запомнились строки Евгения Евтушенко:

Какие стройки, спутники в стране!
Но потеряли мы в пути неровном
И двадцать миллионов на войне,
И миллионы –
на войне с народом.
Забыть об этом,
память отрубив?
Но где топор, что память враз отрубит?
    
     После антракта, то есть перемены, Александр Георгиевич читал прозу. Юморески Михаила Зощенко в его исполнении вызвали шквал аплодисментов. Такого чтения я никогда не слышал. Миниатюры-«Крохотки» Александра Солженицына прозвучали в полной тишине. И снова зазвучала тема свободы. В самом начале чтения миниатюры «Шарик» Александр Филиппенко сделал паузу в конце первого предложения: «…держит Шарика на цепи». Почему на цепи? – спросил он. Зал тяжело вздохнул и ничего не ответил – все было «сказано» одной паузой, «остановкой по требованию». Закончил выступление Народный артист чтением отрывка из «Театрального разъезда».  И вслед за Гоголем-Филиппенко мне тоже хочется повторить: «Какой живой урок! Да, я удовлетворен! Но отчего же грустно становится моему сердцу!»
     Грустно, что пролетели эти два часа так быстро. Грустно, что пора прощаться с волшебником А. Г. Филиппенко. 
Быченков Михаил, 8 класс


     Нашему классу повезло – мы своими глазами увидели Театр одного актера Александра Филиппенко. Что я могу сказать об этой встрече?
     Во-первых, встретиться с актером такого уровня уже большая удача. У некоторых подобная встреча и вовсе может никогда не случиться. А если артист еще  приезжает к тебе в школу и вместо стандартной лекции или обычного урока выдает что-то из ряда вон выходящее, то мир становится разноцветным. Меня просто покорил этот человек. В свои 70 лет Александр Георгиевич бодр и энергичен, обладает феноменальной памятью. Чего только стоил  рассказ о его молодости! Столько дат и событий вместила жизнь. История не прошла мимо  – она стала неотъемлемой  его частью.
       Интерес у аудитории к жизни этого человека был огромен. В некоторые моменты мне казалось, что я уже сама становлюсь участником тех событий. Поразила многогранность Александра Филиппенко: закончил МФТИ, играл в КВН, откуда получил «путевку в артисты». Театр, кино – несметное количество ролей. Даже представить не могла, что физик по специальности может профессионально заниматься актерством, да еще стать Народным артистом!
     Во-вторых, порадовал выбор произведений. Не заезженная «Капитанская дочка», не прочитанная еще «Война и мир» или «любимое» всеми «Муму», а не известные  мне Левитанский, Евтушенко. Я открыла их для себя в тот день! Чтение прозы Зощенко, Солженицына меня сразило наповал. Как может один человек оживить целую книгу, как может одновременно изобразить сонм персонажей, перевоплощаясь то в простого обывателя, то в собачку, то в музыканта! Это был настоящий спектакль! 
Даньшина Анастасия, 8 класс


     Перед началом урока  одноклассники толпятся у дверей кабинета. Что происходит, спросил я? Ребята шутят: из-за отсутствия мест вход на урок  литературы запрещен. Как это запрещен! Любопытство взяло верх: кто же к нам приехал, если в гостиную сбежался весь лицей. Кое-как протиснулся, присел на галерке, как вечный студент.
     Через минуту директор Александр Евгеньевич представил гостя – им оказался Народный артист России Александр Филиппенко, который уверенно встал в центре зала и начал рассказывать о своих студенческих годах, об игре в  КВН,  «шестидесятниках», короткой «оттепели»,  читал много стихов с таким выражением, что в глубине души хотелось плакать от радости. И даже в моменты неловких молчаний, когда никто не знал ответы на вопросы, Александр Георгиевич мгновенно выходил из ситуации и продолжал выступление. Казалось, что слушать его можно было вечно. Но все имеет свойство кончаться. Александр Георгиевич дочитал Гоголя и под оглушительные аплодисменты и воображаемые звуки саксофона удалился.
     В этот день все выглядели счастливыми. Конечно, не каждый же день видишь перед собой настоящего Народного артиста! 
Темников Игорь, 8 класс


Вадим Титов
     Наверное, это самое известное место в лицее.
     Приходят и уходят выставки. А в памяти остаются «свои» картины.
     Это место встречи с видными деятелями культуры. Самые яркие впечатления  связаны с явлением Александра Филиппенко и литературоведа Андрея Аствацатурова.
     Разговор о книге «Повелитель мух»  поразил меня. Мысли, которые таишь в себе, боишься говорить кому-то, вдруг произносятся, развиваются… Хочется говорить с человеком  и слушать его.
     Здесь постоянно возникает чувство незавершенности: и уроков мало, и встречи короткие, и картины не навсегда. Что ж, надо идти дальше.
     Седьмой кабинет – это островок свободы. Вместо песка – книги, вместо пальм – картины. А мы - странники.







Маша Серебренникова

За ярким светом спрятаны проблемы.
За тьмой кромешной скрылась пустота.
А в сумерках утерян образ темы,
Которая явилась мне с утра.

     Важным условием любого дела является… освещение.
     Когда плетешь из бисера, легче, если свет яркий. Когда пытаешься уснуть, легче если света вообще нет…
     В 7 кабинете очень хорошее освещение. Уютное. Дело не в светильниках. Здесь идеи, моменты жизни, мысли делаются ярче, заметнее. Что-то окрашено в красный, что-то в синий, желтый, зеленый…
     Пока мы видим только темноту, нам нужен кто-то, кто сможет высветить яркие краски, показать, где искать смысл. Уроки в седьмом кабинете – это мой фонарь.
     Еще один образ света – маяк. В бесконечном море культуры имена великих современников указывают правильный путь. Один маяк – человек-театр Александр Филиппенко, другой – ученый, писатель Евгений Водолазкин, третий – сподвижница русского пророка Наталья Дмитриевна Солженицына.  
     Здесь много  источников  света  для игры в бисер.








  Степан Иванов
Испещренная окружность
Для чистоты посередине.
Лампоогонь в живом камине,
Здесь окна – витражи,
Как будто в храме нахожусь
Раскрытый том Сервантеса лежит…
Тепло уходит –сторожу…

Я как рождественский младенец
Кладусь душой в густую воду.
То собираю, что народу
Отправил грустный Квазимодо.
Как  в колокол он бил в пустыне,
Чтоб каждый взял свою свободу,
Чтоб в механической машине
Мы жизнь построили, природу.

Отчетливей все руки мерзнут,
Костер бы развести, согреться,,,
Но рукописи не горят!
Они важнее наших жизней!

P.S. В 108 выпуске газеты лицея №11 "Переменка" на 10 странице приоткрыты (но не все!) "Загадки литературной гостиной".

Комментариев нет:

Отправить комментарий