среда, 16 ноября 2011 г.

Из прошлого


Опубликовано gulia в чт., 2010-10-14 08:11.
Это все так прекрасно. Люди... Настоящий человек- каждый миг совершает поступок... где эта точка отсчета прекрасного?
у каждого она своя. Я называю это СОВЕСТЬЮ...
а сейчас меня заставило написать совсем иное...
это не поступок...
скорее от бессилия, от незнания...
Что-то произошло - происходит - будет всегда происходить в отношениях среди учеников нашего класса...
Я не есть непосредственный участник событий и даже не наблюдатель, я просто мама своего ребёнка...
Ребёнка, который каждый день вращается в той атмосфере...
Ребёнка, который воспринимает все происходящее как данность...
В произошедшем, я считаю, виноваты не непосредственные участники, а каждый, даже моя дочь, которой в момент происшествия не было вообще на месте событий...
Один спровоцировал, другой поддался на провокацию...
Да!


Но остальные то?! а где были остальные одноклассники?!
Ни один не сказал - Прекратите (потому что боялись, что в последующем аукнется, а скорее это равнодушие)!!!
Ни один даже не подумал обратиться к преподавателю-предметнику (потому что оказался бы "стукачом", наверное, в их понимании)!!!
Мне очень страшно. Как можно позволять оскорблять (!) человека(!) в своём присутствии???
... Я спросила у своего ребёнка - зачем ребята это делают? и страшно подумать, но задала вопрос - а сама ты тоже участвуешь в таких травлях?!.
..ответ поверг в шок - Меня боятся, поэтому ко мне не пристают, а тем дуракам так и надо...



Екатерина Александровна Трускова
К истокам
Антология началась с определения – «Человек Слова». Звучало в ней и слово-поступок, и этимология слова «антология»… Мы часто воспринимаем мир через слова, но редко когда задумываемся об истинном значении.
Давайте посмотрим на само слово «поступок». Разберем его под ювелирной лупой на составные части. Поглядим, откуда он берется, куда ведет и с чем связывается в нашем сознании.
Не случайно схожи слова – «поступок» и «поступь». Поступь – слово возвышенное. Ступать – двигаться красиво, плавно, изящно. А вот поступок… Можно ли говорить, что это тоже возвышенное слово?
Поступок – то, что следует за «ступом». За шагом человека. Поступок – это действие, ставшее существительным, предметом. Это след, остающийся после шага.
В Антологии поступка уже есть примеры, показывающие, что бывают шаги и Шаги. По улице, по дому, по какому-либо учреждению – вроде бы шаги. А вот в печь Равенсбрюка – это был Шаг… Как все просто: мы смотрим на то, стал человек в итоге своего шага героем или нет. Если стал – значит, был Шаг и был Поступок.
А если не стал? Насколько велика разница между поступком и Поступком? Заслуживает ли первый какого-то внимания?
Нужно найти еще «родственников» у этого слова. Посмотреть на все «семейство».
Помимо поступка есть еще проступок.
Вот человек сделал неверный шаг и должен понести за него наказание. Он промахнулся мимо верного шага, хотя мог выбирать между плохим и хорошим путем.
А если человек не знал о том, что будет хорошо, а что - плохо?
Если он верил, что делает хорошо?
Если бы не удалось отстоять Россию после падения Москвы, чем бы были слова Кутузова в глазах потомков – Поступком или Проступком?
Но у проступка есть еще один брат – преступление.
Если человек не совершал ошибки. Если он не случайно оступился, а совершил какое-то действие намеренно, поступил явно плохо. Пошел на сделку со своей совестью, с моралью, переступил через закон – человеческий или Божеский… Сделал шаг поперек пути. Можно ли преступление отнести к поступкам?
Можно. Потому что выбирал человек шаг самостоятельно. И кто может доподлинно оценить, чем в его глазах был его собственный шаг – большим злом или великим благом?
Поступок и Поступок, проступок и Проступок, преступление и Преступление… Вот вся многоликая семья следов наших возможных шагов.
Когда говорят, что в жизни не было факта, который можно было бы назвать поступком, становится смешно и страшно. Смешно: такого же не может быть. Страшно: а вдруг найдется такой человек, который ни одного шага в жизни не сделал сам? Как же выглядит человек, ни разу не совершавший в душе выбора между добром и злом?
А как понять, где эта грань? Ведь от крохотного шажка, даже не поступка –поступочка! - может зависеть жизнь человека?
Легкая шалость – и вслед за равновесием потеряна жизнь.
Упущенная не по своей вине минута – и не спасена жизнь человека.
Чуть больше принципа, чем человечности – и из-под рук учителя выходит мировой диктатор, развязавший вторую в истории Мировую войну…
Так как измеряется ценность поступка?
Мы верим, что наши шаги, которые мы предпринимаем каждый день, всего лишь мелочи, пылинки во Вселенной человечества.
Но судьба всего человечества зависит от каждого шага каждого из нас.
Каждый человек в большей или меньшей степени кует судьбу мира.
А учитель кует ее постоянно. У учителя не должно быть неверных шагов. Каждый его шаг – для кого-то Шаг.
Поэтому бессмысленно ждать своего Поступка. И не стоит равняться на героев войны и великих ученых, тех, о ком пишет литературная энциклопедия или любая другая…
Главной целью каждого человека должен быть не Поступок. Главной целью может быть только выбор пути, его поиск во тьме.
А задача учителя сложнее в сто раз: не только идти самому, но и светить другим.
Каждый день совершать только поступки – не это ли Поступок?




Екатерина Евгеньевна Боже
Мысль как поступок
В этом году исполнилось 80 лет со дня рождения грузинско-русско-европейского философа Мераба Мамардашвили. Человека, чьи лекции воспринимались как откровения, ведь присутствующие на них становились причастными к великой тайне – рождению мысли здесь и сейчас. Те, кому довелось слышать его, сохранили в своих воспоминаниях это чудо блестящей импровизации, когда Мамардашвили прямо в ходе выступления совершал некий прорыв в неведомое и извлекал оттуда мысль, идею, образ... Но настоящее волшебство заключалось в том, что слушатели переживали его озарения как свои собственные.
Он стал философом в стране, где не было никакой философии,  кроме марксистско-ленинской. Осмелился мыслить тогда, когда за свободную мысль платили жизнью. Его публичные лекции во времена застоя для многих людей стали глотком свободы, возможностью раздвинуть границы сознания.  Его мысли  были его поступками.

«Самое красивое зрелище в человеке – когда человек идет на пределе того, на что вообще способен человек». Поступок – это вот такое приближение к своему пределу. Кто из нас собирал все силы и подходил к этой грани?  Выталкивал себя из душного комфортного мирка? Заглядывал за? Кто пожелает и выдержит эту встречу – с самим собой неведомым? С миром, который не замедлит обрушиться?
Идти на пределе, постоянно совершать это усилие, т.к. «человек есть усилие быть человеком». И не столько важен результат поступка, сколько сам этот внутренний порыв, прорыв к собственным границам.

“Философия требует отваги», - говорил Мамардашвили. Несомненно, надо обладать отвагой, чтобы в 80-х высказать такую мысль:
   «Агония Христа длится вечно, и в это время нельзя спать».
Пространство и время – всего лишь условия, ограничивающие наше восприятие мира. За границами восприятия времени нет, нет преходящего, и такое Событие, как распятие Христа, является краеугольным камнем нашего существования. То есть мы все со всей нашей цивилизацией и историей живем внутри этого События. Христос умирает за нас прямо сейчас. И потому неприемлем сон сознания. Когда ты находишься рядом с таким свершением,  необходимо духовное и сознательное бодрствование.
Мамардашвили в полной мере обладал свободой и отвагой мышления, которые позволяли ему рождать такие мысли и высказывать их перед аудиторией.
«Представьте себе, что у вас отрешенное ясное сознание, ностальгия по какому-то потерянному раю, которого никогда не было; отрешенность от всякого вашего окружения, от места рождения, от людей, вещей, от всяких обстоятельств вашей жизни. Конечно, такого человека очень часто охватывает страх, поскольку он заглядывает в бездну и чувствует, что принадлежит другой родине, но родине неизвестной, это какая-то пропасть, ясное присутствие тайны».
Мамардашвили и сам жил с этим чувством тоски по неизвестной родине.  И призывал к ответственности не перед страной, но перед истиной и собственным предназначением.
Есть человек, и есть его предназначение. Никто не знает, в чем оно заключается, поэтому никто не может судить человека и его поступки. «Только Бог читает в сердцах людей». Но как  естественно для нас указывать ближнему на его просчеты. Ведь мы всегда знаем, что здесь человек поступил плохо, а здесь хорошо, что вот этот болван, а тот умен. Мамардашвили  же говорит, что мы ничего не знаем даже о самих себе. Есть предназначение, и только следуя ему, человек в полной мере становится человеком. Но как же следовать, если не знаешь, в чем оно? А вот так – совершать поступки. Рисковать, не зная, приближаешься ты к себе или изменяешь своему пути.
«Только Бог читает в сердцах, я повторяю, а наше дело – идти и совершать поступки, заранее приняв то, что смысл их установится, и он может оказаться плохим для нас, но другого у нас нет... Мы должны идти рискуя, потому что поступок может оказаться грехом, но другого не дано... Я должен совершать поступки, в начале которых я не могу ничего ни различить, ни определить».
Да, рисковать. Но совершать поступки, находясь в том самом осознанном бодрствовании. И доверяя той, пусть небольшой, духовной силе, которая есть  в каждом из нас. И тогда «твой подлинный путь, настоящий, твоя подлинная жизнь, развернется...»

«Там, где мы не рискуем, где мы не поставлены на карту в своих переживаниях, в своих восприятиях и в своей судьбе, – там потерянное время...  Потерянное время – это время всех неживых моментов. То есть потерянное время есть то, когда ты мог жить в первом смысле слова, но не жил».
Может быть, жизнь человека и сводится к нескольким ситуациям, когда, совершая поступок, делая выбор, он рискует собой как установившейся личностью, своим положением в социуме, своим восприятием мира, наконец, своей жизнью, но именно в этих ситуациях человек полноценно и безупречно проживает время, отведенное ему, включает все свои духовные силы.
И, наверное, только эти ситуации – ситуации Поступка -  имеют значение, когда там, «в беспристрастном эфире будут взвешивать наши сущности».
Мамардашвили говорил, что нет таких механизмов, которые обеспечивали бы, чтобы длились красота, свобода, истина. Они длятся ровно столько, сколько длится усилие человека, их создающего и удерживающего. Это как урок, во время которого рождение мысли, красота, понимание создаются учителем и учениками, но заканчиваются со звонком. И на следующий урок надо начинать все сначала. И каждый урок длить это усилие. Иначе красоте и истине просто неоткуда взяться.
В годы подъема национального движения в Грузии Мамардашвили хотели видеть своим сторонником грузинские национал-патриоты. Но философ остался верен себе. "Художник есть гражданин неизвестной страны, и поэтому к нему не относится проблема, что он должен любить свою родину". И еще жестче: "Если мой народ проголосует за Гамсахурдиа, я пойду против своего народа". Ему угрожали расправой – за что? Снова за мысль, сформулировав и высказав которую, он совершил поступок, в итоге стоивший ему жизни.
“Мы – христиане. И поэтому никакое понятие, даже столь святое, как “Родина”, не может быть поставлено нами выше понятия “Истины”, которая есть для нас “Бог”.
Мераб Мамардашвили был и остается уникальным философом. Именно потому, что он сам совершал и воплощал то, о чем мыслил. Ведь чаще всего ученый, несмотря на умственные прозрения, в жизни остается стандартным человеком. Но для Мамардашвили мыслить и жить были тождественными понятиями. Читая лекции, он раздвигал границы собственного сознания и сознания слушателей. Он создавал и длил то внутреннее усилие, которое рождает красоту, свободу, истину. Он превосходил собственные пределы. И его мысли были его поступками.




Опубликовано Лика в пн., 2010-10-18 22:08.
Да…Масштаб личности поражает. Тут Слово – Бог. Спасибо за возможность прикосновения к Высоте. А Ваше восприятие сквозь кристалл философии обычного течения жизни удивительно трепетное, живое и чистое. Урок – это тоже непрерывное, ежедневное творение. И сотворение.
Кстати, посмотрите первый комментарий в разделе от мамы нашей ученицы. Там боль от детского равнодушия, от нежелания рисковать и бодрствовать, когда хочется спать.
"Длить усилие, рождающее красоту, свободу, истину"... Надо перевести дух от предстоящей и настоящей тяжести труда, осознать, что иначе невозможно.



Наталья Петровна Суптелло
Слова, слова, слова…


Н. П. Суптелло
Слова, слова , слова…
Цзыгун спросил: «Можно ли всю жизнь руководствоваться одним словом?»
Учитель сказал: «Это слово — взаимность, не так ли?»

Цзэн-цзы сказал: «Путь учителя в преданности и взаимности, больше ничего».
Из конфуцианского памятника
«Беседы и суждения».


Сестрёнка Наташка
Теперь первоклашка,
Теперь ученица она!
И знает об этом вся улица наша,
И знает об этом вся наша страна!
Первое сентября!  - ух ты! – в школе свои традиции: выпускники за руку проводят малышей вокруг своего Дома. Теперь и моего? Иду. Смотрю: на глазах у моей «старшей» слезы. Не понимаю, не знаю – тоже плачу. «Ты-то чего? Тебе еще долго!»
А ведь те десять лет за школьной партой пролетели быстро…
 «Долго» что? Постигаю-понимаю теперь. Долго ждать первого слова, первого отклика, первого диалога. Долгие муки и радости.
Я в школе. До сих пор живу этим «долго»…

***
Камень, брошенный в пруд, создаёт на воде круги, вовлекающие в своё движение кувшинку и тростник, детский бумажный кораблик и поплавок рыболова… Камень устремляется вниз, тревожит дремлющие водоросли и пугает стайку забавных мальков. Он достигает дна, вздымает ил, натыкается на безвестные предметы. Одни из них покрываются слоем песка, другие обнажаются. Так вещи, существовавшие каждая сама по себе, начинают взаимодействовать. Они словно оживают и вступают в диалог.
Слово, брошенное… оброненное… запавшее…  Оно распространяет волны вширь и вглубь нашего опыта, памяти, разума, воображения. Оно вызывает бесконечный поток сознания, извлекая звуки, образы, ассоциации и воспоминания, представления, мечты – ароматы и краски нашей жизни… Счастливые или готовые впасть в смертный грех отчаяния, благополучные или неустроенные, мы устремляемся друг к другу, в тепло  рук, глаз, в возможность любви «за одно только слово, ласковое, человечье»…
Слово – возможность взаимности. Слово – возможность диалога. С собой, с другим, с миром. Жизнь вообще  диалог. Мы вопрошаем, ответствуем. По М. Бахтину, «в этом человек участвует весь и всею жизнью – глазами, губами, душой, духом, всем телом, поступками».

***
Царственное слово, Слово-Бог, розовое пламя, проплывающее в вышине…
Николай Гумилёв был убеждён, что поэт должен  творить «во славу своего Бога, которого он обязан иметь. Иначе он будет простым гимнастом».
А учитель?
***
Звук, с которого начинается и которым наполнена жизнь, дзен-буддийские мастера называют «звук хлопка одной ладони». Это дзенская головоломка, или «коан», постижение сути которой должно привести человека к просветлению, пониманию и видению окружающего мира, каков он есть.
А кто-то не будет голову ломать: ему слышится звук пощёчины.

***
Урок русского языка.
Слайд – чёрно-белая фотография. Сад. Яблоки.
- Если взять эти яблоки в руки, поднести к лицу… Ребята, запишите то, что вы почувствовали.
Слайд – та же фотография, но в цвете. То же задание.
- Друзья мои, поделитесь своими ощущениями.
- Тёплый цвет янтаря. Запах мёда. Настроение осени…
- Капли дождя на упругих, кисло-сладких зелёных яблоках. Прохладная свежесть, облегчение и наслаждение. Безмятежность красоты…

Никто не описал «чёрно-белые яблоки без вкуса и запаха». Каждый написал о «своих» яблоках. По цветному же фото записи у всех почти совпали: яблоки стали жёлтыми, твёрдыми… Почему?
Удивляясь, дети, возможно, совершают открытия. Чёрно-белое изображение не есть реальность, и тогда само слово – например, существительное «яблоки» –  вызывает в каждом из нас свой образ мира. Существительные притягивают прилагательные. Их эмоции раскрашивают чёрно-белый абрис. Образ индивидуален,  уникален и неповторим, как и человек, его путь, мир его души, его памяти. Слово и есть жизнь, оно и есть мир.
Цветное изображение уже картина реальности, образ-данность. Тогда именно этот образ стремится выразиться в слове. Жизнь, мир и есть Слово.
Грамматическая интерпретация действительности. И «целое облако философии конденсируется в каплю грамматики».
Не учить – помогать ученику открывать «образ мира, в слове явленный».

***
Работая в физико-математическом лицее, постигаешь мудрость Числа, «потому что все оттенки смысла умное число передаёт». «31» в двоичной системе счисления – это 5 единиц – открытая ладонь. «5» означает Любовь.

Порой число лукаво. Число требует вопроса «сколько?». И это уже совсем иная история. Помните? «Взрослые очень любят цифры. Когда рассказываешь им о том, что у тебя появился новый друг, они никогда не спросят о самом главном... Они спрашивают: «Сколько зарабатывает его отец?» И после этого воображают, что узнали человека. Когда говоришь взрослым: «Я видел красивый дом из розового кирпича, в окнах у него герань, а на крыше голуби», — они никак не могут представить себе этот дом. Им надо сказать: «Я видел дом за сто тысяч франков», — тогда они восклицают: «Какая красота!» (А. де Сент-Экзюпери).
Хорошо или нет, что, общаясь с детьми, учителя медленно взрослеют или не взрослеют вовсе?
Продолжаю доверять Слову.

***
Когда учишься кататься на роликах, первый вопрос – «как тормозить?!».
Несколько недель изрядно поднимаешь настроение окружающим своей неуклюжестью. И, наконец, плывёшь, летишь! И единственное, чего ещё остаётся желать,  – не тормозить! Ведь то движение, которому ты научилась, так органично. Оно приносит радость.

Любое движение, от того, когда ты потянулась, проснувшись утром, до порыва души, должно приносить радость. Это легко и приятно, как говорить правду.
***
Чемпионат Европы по фигурному катанию. Показательные выступления.
Комментатор кричит, как радостный ребёнок: «Вы ждали? Ждали? Стефан Ламбьель! Сейчас мы увидим его вращения, и многие прослезятся! Он особенный! Он такой органичный!» По правилам катания при вращении нужно менять ребро конька. Он не меняет. Он вращается так, как ему удобно. И у всех на устах самые быстрые, изумительные вращения Ламбьеля.
Значит, стиль, почерк, неповторимость – от естественности?
Поступок всегда органичен.

***
Что естественно и красиво на уроке русского языка? Например, читать. Слово так живёт.
Странный Хлебников:
Облакини плыли и рыдали…
Любимая «Фацелия» Пришвина: «Птичик, самый малый, сел на вершинный палец самой высокой ели и, видно, он там недаром сел, тоже славил зарю…»
Ребята говорят, что в сознании возникает созвучное: «облакиня – княгиня – богиня – берегиня»… «птичик – мальчик-с-пальчик»… Поместили в стихотворение Хлебникова привычное «облака» – ушла женская нежность и плавность, утратилось высокое звучание.
Пришвинский «птичик» маленький, но смелый, бескорыстный, благородный. Заменили на «птичку» – утратился мужской характер образа.
Мужской и женский род как мужское и женское начало в жизни.
После этого ученик сказал, что невозможно лишить слово «кофе» мужского рода, хотя кто-то и «разрешил».

***
Слова, слова, слова… Не поступки – опыт, пожалуй. Жить Словом, движением, взаимностью. Жить счастливо возможностью делать то, что для тебя органично. Хорошо, что «ещё долго».



Непоступок
Опубликовано anonym1986
Свет не может существовать без тьмы. Нельзя в полной мере оценить поступок, не имея перед глазами непоступок.
21 век – век прогресса, век технологий, век скоростей, век безумных, вечно куда-то спешащих людей…
Центр крупного города. Оживленный тротуар. Толпы прохожих на огромных скоростях несутся по своим делам. И ты с другом спешишь, у вас заказан столик в бильярде, вы два месяца работали с утра и до ночи, и вот нашли время передохнуть и развеяться. Ничто не должно вам помешать. И вот вы несетесь в этой толпе безумных людей, а на тротуаре лежит человек…
Толпа обтекает его, как досадное препятствие, и вы,  также  проноситесь мимо. Буквально через секунду в голову приходит мысль, что он совершенно не похож на бомжа, что он опрятно одет, чисто выбрит. Наверное, у человека прихватило сердце, и его срочно нужно отправить в больницу. Но, пока эта мысль вертится в голове, вы уже дошли до перекрестка, и перешли дорогу. Нужно разворачиваться, идти обратно, а впереди тем временем ждет долгожданный бильярд. Вы с другом молчаливо переглядываетесь и продолжаете идти вперед, ведь кругом масса народу, кто-нибудь наверняка вызовет скорую.
А ведь у этого человека наверняка есть семья, дети. А сердце у него прихватило из-за того, что он, как и ты, вечно спешил, спешил, что бы сделать своих детей счастливыми….
Станция скорой помощи была всего в 500 метрах от места, где в центре крупного города в толпе безумных, спешащих людей, умирал человек.


Екатерина Евгеньевна Боже
О любви
В нашем мире не так уж много ситуаций, в которых человек получает возможность совершить или не совершить поступок. Как некий универсальный набор, они повторяются в тех или иных вариантах в жизни каждого: любовь, смерть, поиск истины, служение идее... Этот список можно продолжить, но он весьма короток. «У судьбы, увы, вариантов меньше, чем жертв», - писал Бродский. Поэтому интересно посмотреть, как ведут себя разные люди, попадая в одну и ту же ситуацию. Понимают ли они возможность поступка? Совершают ли его? Как складывается их жизнь после того, как выбор сделан? Универсальной «проверяющей человека» ситуацией, которой мало кому в жизни удается избежать, является любовь. Вот о ней и хотелось бы поговорить. Конечно, это тема безмерная, но мы ее сузим: возьмем типичную ситуацию, в которую попадает и обычный человек в реальной жизни, и литературные герои во многих произведениях русской классики.
Рассказ Чехова «О любви» предлагается для изучения в 8 классе. Однако восьмиклассникам, еще не знакомым ни с основным корпусом чеховских текстов, ни с классическими русскими романами, нелегко (а скорее невозможно) увидеть уникальность этого рассказа, несомненно, выпадающего из традиционного подхода к раскрытию любовной тематики в русской литературе. В жизнь героев рассказа – жизнь, по-чеховски, бессмысленную и беспросветную, приходит любовь. Любовь ставит их в ситуацию возможности поступка: отказаться ради нее от прошлой жизни, которая у героя наполнена «важными» делами, а у героини имеются и муж, и дети. Проходит жизнь, поступок не совершается.
Здесь все-таки необходимо уточнить, что мы говорим не о банальной измене, а действительно о поступке, который требует не только напряжения всех нравственных сил героев, не только неизбежных в такой ситуации мук совести, но и некоего духовного переворота, освобождающего человека от тирании человеческой морали. Выход в любовь в данном случае – это выход в дух. Именно в Дух, который веет, где хочет. В том числе и над религиозными догмами. И нет ничего выше одухотворенной Им любви.
Так в чем же уникальность чеховского рассказа с его вполне традиционными героями, сюжетом и финалом? А в той мысли, которую формулирует Алехин, заканчивая рассказ о своей неудавшейся жизни: «Со жгучей болью в сердце я понял, как ненужно, мелко и как обманчиво было всё то, что нам мешало любить. Я понял, что когда любишь, то в своих рассуждениях об этой любви нужно исходить от высшего, от более важного, чем счастье или несчастье, грех или добродетель в их ходячем смысле, или не нужно рассуждать вовсе».
Мысль удивительная своим несовпадением с классической литературной традицией. Ведь эта тема - совершение или несовершение поступка в ситуации огромной, взаимной, но не вписывающейся в моральные нормы любви – волновала практически всех русских писателей. И, по крайней мере, в 19 веке классики наши были единодушны: такая любовь – грех. Отказываются от выхода в любовь Татьяна у Пушкина и Лиза у Тургенева. Если же этот выход, то есть поступок, совершается, то за ним не оказывается ничего, что стоило бы такой большой жертвы. Поэтому Катерина у Островского кончает с собой, а герои других чеховских рассказов или приходят к раскаянию, как Лаевский в «Дуэли» или опускают руки перед неразрешимой ситуацией, как Гуров в «Даме с собачкой». Но самую увесистую печать на этой теме поставил, конечно, Лев Толстой. Ни о какой одухотворяющей силе любви в романе «Анна Каренина» не идет и речи. Мучаясь и страдая, Анна совершает поступок – прыжок в любовь, и расплата, ожидающая ее, ужасна. Грех должен быть наказан, и Толстой проводит героиню по всем кругам ада – это и потеря ребенка, и муки раскаяния и ревности, и духовная деградация и, наконец, самоубийство, безжалостней и безобразней которого в русской литературе не было и нет. И за что же все это? Ну вот не мыслили классики любовь вне рамок, определенных религией и моралью. Это что же за любовь такая? В рамках! Любовь, она веет, где хочет. Потому-то так драгоценен этот маленький чеховский рассказ, в котором герой приходит к осознанию того, что любовь нужно вывести из-под гнета любых человеческих догм и категорий. Исходить, определяя любовь, следует только «от высшего», то есть от Духа. И если любовь одухотворена, никакого греха в ней нет. И более того, грех – это убийство любви, отказ от нее.
Роман, в котором осуждающая трактовка этой ситуации была преодолена, написан уже в 20 веке. Юрий Живаго уходит от беременной жены к любимой женщине, муж которой тоже вполне жив. Вот так невыносимо для человеческой морали это звучит. Герои совершают поступок – прыжок в любовь, и, о чудо, автор не размазывает их за это, не втаптывает в грязь, не убивает, а... выводит в новое измерение бытия, в то измерение, где веет Дух. В совместной жизни Юры и Лары все одухотворено, все светится, даже тяжелый, неустроенный быт. Домашние хлопоты Лары, ребенок, творчество доктора – все наполнено любовью. И ведь герои мучаются, помнят о своих близких, но они не противятся силе любви. И откуда мы знаем, что происходит в мире, когда соединяются два любящих человека? Может быть, те же энергии рождают на другом конце вселенной новую звезду...
Юра и Лара недолго были вместе, вообще сильная любовь и длительное человеческое счастье как-то не совмещаются в русском сознании. Наш мир не приспособлен для счастья. Булгакову, чтобы обеспечить Мастеру и Маргарите долгую и счастливую жизнь, пришлось вывести их за пределы человеческого мира.
Но вернемся к поступку. Вспомним, что поступок – это всегда риск, но мы должны рисковать, даже не зная, к чему все придет. Рисковать, но не отказываться от дара любви. Помните, как у Шварца в «Обыкновенном чуде» герой был уверен, что, поцеловав девушку, он превратится в медведя? А ведь сам волшебник, который все это придумал, признался, что последствия этого поступка неизвестны. Никто не знает, что произойдет. Располагает только Бог. А наше дело – совершить поступок. И как бы ни кричали суровые классики, что ты превратишься в медведя, чудо возможно. Потому что это любовь. Потому что никто не смеет «рассуждать или предсказывать, когда высокие чувства овладевают человеком». Потому что Дух веет, где хочет.
Конечно, универсального совета здесь быть не может. «Тайна сия велика есть», - говорит тот же чеховский герой. Возможно, иногда поступок не в том, чтобы уйти, а в том, чтобы остаться. Но, не совершив его, не рискнув всей своей жизнью, не узнаешь.



Наталья Ивановна Волокитина
Выбор каждого
       Часто жизнь ставит нас перед выбором. Мы делаем выбор между покупками в магазине; между тем, куда пойти вечером друзьями и стоит ли вообще выходить сегодня из дома. Такой выбор сделать легко. Но иногда наши решения не так очевидны, и всю жизнь можно размышлять, правильно ли мы поступили…
         В прошлом столетии в Англии жил один человек. Он работал оператором моста на железной дороге. Единственный, самый дорогой для него человек был его маленький сын. Мальчик любил помогать отцу на мосту, наблюдать за поездами и проезжающими в них пассажирами. Их радость и грусть, веселые и озабоченные своими проблемами лица проносились, как короткие истории, перед глазами…
         Случай. Рок. Ошибка ставит человека перед выбором. Мост поднят, и навстречу смерти мчится поезд с ничего не подозревающими людьми. Сын, пытаясь передвинуть рычаг и поменять направление состава, падает в проем моста. Отец должен сделать страшный, трагический выбор: либо опустить рычаг и спасти пассажиров, но раздавить мальчика мостом; либо допустить гибель сотни людей, но спасти любимого сына… Он опустил мост. Незнакомые, безразличные лица проплывали мимо, спокойно продолжая свой путь.
         И свой рассказ я закончу цитатой из Евангелия:
«Ибо Бог так полюбил мир, что отдал Своего единственного Сына, чтобы тот, кто верит в Него, не погиб, но обрел вечную жизнь». Я не хочу давать оценок этой ситуации, но меня волнует только одно – как бы поступила я, как бы поступили вы?..



Артем Ткаченко
Поступок
Когда добро ты совершаешь,
Когда любовь ты выбираешь,
Поступком настоящим
Ты это называешь.
Ведь ты поступком говоришь,
Что любишь, веришь, победишь...
Вершить добро тебе дано,
А зло искоренит оно.
Не важно, как тебя зовут,
Ведь все тебя узнают,
Как только ты начнешь творить.
Творить добро, достойным быть.
Жизнь не легка.
Добро ВСЕГДА сильнее зла!

Комментариев нет:

Отправить комментарий